История и современность в романе Г. Петровича «Осада церкви Святого Спаса»

Горан Петрович

Горан Петрович (р. 01.07.1961 г.) – один из наиболее известных и значительных современных сербских писателей, достаточно хорошо известный в России. Им написаны сборники рассказов — «Советы, как легче жить» (1989), «Остров и рассказы вокруг» (1996), цикл новелл «Ближние» (2002), романы «Атлас, составленный небом» (1993), «Осада церкви Святого Спаса» (1997), «Книга с местом для свидания» (2000), «Под потолком, который крошится» (2010). Горан Петрович – обладатель многих национальных премий. Его книги переведены на ряд европейских языков, в том числе на русский практически все. В Сербии его произведения выдержали уже несколько изданий, что говорит о важности его творчества для развития сербской литературы и заинтересованности читателей и критики.

Традиции исторической прозы в Сербии

Горан Петрович – сложный и неоднозначный автор. Вступив в литературу в конце 1980-х гг., он продолжает постмодернистскую традицию таких сербских писателей, как Д. Киш, Б. Пекич, М. Павич и в то же время привносит свое видение национальной истории.

Чем характеризуется литературный процесс конца 80-х — 90-х гг., когда Г. Петрович вступил в литературу? Общественно-политическая ситуация в Югославии, наступающие социальные перемены вызвали

  • обостренное внимание к политическим вопросам.
  • повышенный интерес к историческим корням
  • и, как следствие, политизацию литературных произведений

Именно поэтому особый интерес читателей и критики вызвал роман Г. Петровича «Осада церкви Святого Спаса», в котором описание прошлого сочетается с картиной современных событий (1997 + несколько переизданий, на русский в 2001). Роман отличает сложность повествования, центральной сюжетной линией которого является историческое событие – осада и разорение тюркскими племенами болгар и куман в конце 13-го века монастыря Жича, защита монастыря осажденными. Второй сюжетной линией романа также является важное историческое событие: описание 4-го крестового похода начала 13 в., закончившегося разорением Константинополя.

Наличие данных пластов повествования позволяет определить роман Г. Петровича «Осада церкви Святого Спаса» как исторический. Нужно отметить, что традиция исторического романа в Сербии имеет свои особенности, для которой характерно раскрытие на материале национальной истории, с обращением к национальному мифу и фольклору, вопросов более глобальных: вопросов бытия сербского народа, а также вопросов бытия всего человечества. В этом смысле мы можем считать Г. Петровича продолжателем традиций, заложенных И. Андричем и М. Црнянским. Однако в романе очевидно и следование другой, а именно постмодернисткой тенденции, заложенной в 1980-х гг. такими писателями, как Павич, Киш, Пекич, для которой характерна фрагментарность и отрывочность подачи материала, перемежение временных пластов, отказ от единой последовательной структуры организации произведения.

История в романе

Какое место занимает в романе реалистическое изображение исторических событий? Описание реальных, конкретных исторических фактов играет большую роль в структуре произведения Г. Петровича. Автор прибегает к традиционным приемам исторического романа: введению в повествования реальных исторических личностей, обращение к реальным документам и хроникам. Так, за основу своего романа автор взял и развернул тот исторический факт, которому архиепископ Данила II в своих «Житиях архиепископов и королей сербских» посвятил всего одну или две строчки: рассказ об осаде и разорении болгарами и куманами в конце 13 в. монастыря Жича. Однако само описание события дано в нетрадиционном ключе: Г. Петрович, используя такие формальные приемы, как овеществление метафоры, мотив сна, прибегая к мифологизации текста, представляет читателю Жичу, силой молитвы осажденных поднявшуюся в небо. С другой стороны, описание осады монастыря носит хроникальный характер: повествование разбито на сорок дней, следующих за праздником Христова Воскресенья, оно достаточно неторопливо и изобилует предметной детализацией. Эпичность проявляется в широте охвата исторического материала автором: Г. Петрович начинает повествование в 13 в. и на протяжении всего романа соотносит данный исторический материал с событиями 20 в. О реальных исторических событиях писатель повествует достаточно полно и широко: рисует картину средневековой Сербии, описывает сербскую королевскую династию Неманичей, с другой стороны перед читателем предстает картина средневековой Венеции, образ дожа Энрико Дандоло, его имперские планы по захвату Византии. Основываясь на достоверных исторических источниках, Г. Петрович с натуралистической точностью живописует картину разорения и сожжения Констатинополя. В изображении событий, во многом определивших ход истории, чувствуется опора на исторические источники и документы. Источниками писателя были уже упомянутые «Жития архиепископов и королей сербских» Данилы II, многочисленные латинские средневековые хроники, свидетельства, грамоты, дипломатическая переписка.

 

Выбор данных исторических событий в качестве канвы романа не случаен, он обусловлен идейными задачами автора. В двух исторических пластах автор изображает нападение на православный мир с двух сторон – с одной стороны, нападение Востока в лице тюркских племен на Сербию, с другой — Запада (планы Венеции по захвату Византии). Сербия, как государство в центре Европы, правители которого были дипломатически связаны с обеими сторонами, находится на пересечении двух потоков, и вынуждена противостоять им.

Современность в романе

Значительное место в романе отводится современности. Ей посвящен 3-й пласт повествования – рассказ о судьбе Богдана – мальчика, родившегося во сне царицы Филиппы, жившей в 13 в., ставшего в 20-м в. орнитологом и погибшего во время натовских бомбардировок Боснии в 1995 году.

Описание этих драматических событий дано в основном в реалистическом ключе. При изображении современного пласта действительности Сербии конца 20-го века, натовских бомбардировок автор использует материал газеты «Политика», приводит сводки бомбардировок, дает выдержки из репортажей журналистов на телевидении, детально повествует об экологических последствиях войны.

Связь временных пластов

По мысли автора, как и несколько веков назад, Сербия и православный мир снова осаждены историей. Эпохи меняются, но суть исторического противостояния остается неизменной. История прошедших веков и современные ему события имеют единую природу. История, как далекого Средневековья, так и та, которая все еще остается живой современностью для автора, это отход от истинного пути, грех, осквернение, гибель. Это «военный» мир, над которым властвует время, быстрота, скоротечность, мир, противопоставленный безграничности, красоте и вечности, которые живут в мифе, легенде и повествовании. Идея повести и повествования играют большую структурообразующую роль в романе. Повесть (и шире — искусство) – это место, где человек может скрыться от зла, неизбежности, быстротечности, смертности. В романе появляется герой, олицетворяющий зло. Это торговец временем, а значит, и властелин истории, Андрия Скадарец, который покупает и продает маленькие и большие партии времени и, как некий акционер, живет от прибыли, т.е. вечно. Андрия Скадарец не просто негативный герой, его по некоторым признакам можно определить как самого дьявола и инициатора всего зла, которое присутствует в романе и в жизни. Но злу истории противопоставлены повествование, миф, рассказ, именно в них можно скрыться от «осады», которую раз за разом устраивает человечеству история.

Полотно исторических событий автор использует как метафору судьбы сербского народа и, шире, человечества в целом. В романе прослеживаются явные аналогии между событиями исторической эпохи Средневековья и войной в Югославии, это осмысление настоящего через прошлое. По словам сербского литературоведа М. Пантича, «…Г. Петрович, следуя нашим современным классикам, в меньшей степени Андричу, в большей – Црнянскому, выбрал поэтизацию и фантастическую систематизацию исторических событий… Повествование о Жиче есть метафора всей сербской истории (истории как осады) и, более того, — всей общечеловеческой экзистенции в истории. ….»[1].

Несмотря на то, что нить повествования, по словам автора, становится все тоньше и тоньше, уступая место водовороту исторических событий, в романе прослеживается некий оптимизм и надежда. После смерти главного героя рождается его сын, и крещение ребенка происходит в Церкви Вознесения монастыря Жича – того, который смог пережить историческую осаду 13 в.

Заключение

Г. Петрович, опираясь на исторический материал, на средневековую историю Сербии, повествуя о нем через фантастику, размышляет о судьбе сербского народа, о судьбе человечества, «осажденного» историей вообще. Построение романа «Осада церкви Святого Спаса» определяется наличием черт двух традиций. С одной стороны, это традиция Андрича и Црнянского, с присущей им эпичностью повествования, постановкой глобальных философских вопросов, обращении к национальному мифу и фольклору. С другой – это постмодернисткая традиция, берущая свое начало в произведениях М. Павича, Пекича, Киша. Для нее характерно формальное построение текста в виде фрагментов, мозаичность, эклектичность, перемежение временных пластов, соединение реалистических пластов повествования со сном, мифом, фантастикой. Этим роман безусловно интересен и заслуживает дальнейшего изучения.



[1] Пантић М. Горан Петровић: постваривање маште, растакање света/ Александријски синдром III. – Нови Сад, 1999. – с. 191-193.