Уютные боснийские страсти

В этом году я много путешествую по Балканам, в основном в диалектных целях, т.е. собираю материал по говорам в «сербоязычных» странах.

В октябре я была в Боснии и остановилась в огромном старомодном очаровательном доме с книжной полкой, на которой была книга под названием Narodni humor i mudrost Muslimana. Я большой любитель всевозможных сказок, легенд, мифов, эпоса. К сожалению, хозяин дома отказался продавать книгу, а мои поиски по букинистическим лавкам Сараева и Белграда ничего не дали.  Правда, результат дал гугл, и книгу 1972 года, изданную в Загребе, можно скачать здесь

Я попыталась сделать перевод пары песен и одной байки, конечно же это только подстрочник. Вчитайтесь в эти страсти: девушка в гневе проклинает неверного возлюбленного, смекалистый старец ловко обводит вокруг пальца представителей власти, а знаменитая красавица, уставшая от вялых ухажеров, остроумно подшучивает над ними. Одно слово, один намек — и как емко! Было бы прекрасно, если бы могли послушать эти песни в озвучке боснийцев с их распевами. (Если у вас есть знакомые боснийцы с характерным говором, готовые записать нам на аудио пару песен из книги, — напишите мне.)

DA SE MOŽE JA BIH UMRO ZA TE
ЕСЛИ БЫ БЫЛО МОЖНО, Я БЫ УМЕР ЗА ТЕБЯ

Bol boluje lijepa Fahira
Болеет красавица Фахира.
Pod orahom i pod jorgovanom.
Под орехом и под сиренью.

K njoj dolaze svi dilberi redom,
К ней приходят красавцы по очереди
A najviše Omer momče mlado.
А больше всего Омер, молодой парень.

Pa govori Omer momče mlado:
И говорит Омер, молодой парень:
0, Fahiro, bolovo bih za te!
О, Фахира, я бы болел за тебя!
Da se može, ja bih umro za te!
Если бы можно было, я бы умер за тебя!

Odgovara lijepa Fahira:
Отвечает красавица Фахира:

— Niti boluj, nit’ umiri za me,
Не надо не болеть, ни умирать за меня,
Već se svuci, pa lezi uza me!
А лучше раздевайся и ложись со мной!

KLETVA DJEVOJAČKA
ПРОКЛЯТЬЕ ДЕВУШКИ

Akšam dželdi mrak na zemlju pade,
Вечером мрак на землю упал,
Istor zeman dragoj na pendžere,
Пришло время (?) милой девушке на окна,

Moju dragu drûge rasplakale:
Мою милую подруги расстроили:
— Naša drûgo ženi ti se dragi.
Подруга наша, твой милый женится.

— Nek se ženi, želila ga majka,
Пусть женится, любимец матери,
Dala sam mu srmom vezen jagluk.
Я ему дала чистым серебром вышитый рушник.

Koliko je u jagluku žica,
Сколько в рушнике нитей,
Onoliko bolovao ljeta,
Пусть он более столько лет.

Koliko je u jagluku grana,
Сколько в рушнике ветвей,
Onol’ko mu na srdašcu rana,
Столько пусть на его сердце будет ран,
Koliko je na kruški krušaka,
Сколько на груше груш,

Onol’ko ga ubilo pušaka,
Столько пусть его убьет ружей,
Koliko je na moru brodova,
Сколько в море кораблей,
Onol’ko ga ubilo gromova.
Пусть его столько громов убьет.
Koliko je pod Livnom nefera
Сколько под Ливном солдат,

Onol’ko ga liječilo berbera,
Столько пусть его лечит лекарей,
Svaki berber po godinu dana,
Каждый лекарь по целому году,
Omer Berber devet godinica.
А Омер лекарь 9 лет.
Nikakav ga izliječit ne mogo.
И чтобы никто его вылечить не мог.

 

ALIPAŠINA NAREDBA

Alipaša Rizvanbegović jedanput dade naredbu da niko po
noći bez fenjera ne hoda. Uskoro jedne noći uhvati karakol jednog
ihtijara bez fenjera pa ga upitaju:
— Zar ti ne znaš za Alipašinu naredbu da se noću ne smije
bez fenjera hodati?
— Znam — odgovori ihtijar.
— Pa kamo fenjer?
— Evo ga i pokaza im fenjer, ali bez svijeće.
A kamo svijeća?
— O svijeći nije ništa rečeno, već samo da valja s fenjerom hodati.
Oni ga puste rekavši mu da treba i svijeću da ima u fenjeru.
Drugu večer uhvate ga opet bez fenjera.
— Zar opet bez fenjera? — proderu se na nj.
-Jok — voli on — evo fenjer.
— A svijeća?
— Evo i svijeća!
Pa što nijesi zapalio?
— Nije ništa rečeno da se zapali.

Приказ Алипаши
Алипаша Ризанбегович однажды дал приказ, чтобы никто не ходил ночью без фонаря. Вскоре после этого стражник схватил одного старика без фонаря, и спрашивают его:
— Ты разве не знаешь про приказ Алипаши не ходить ночью без фонаря?
— Знаю, — говорит старик.
— И где же фонарь?
— Вот он — и показывает им фонарь, но без свечи.
— А где свеча?
— Про свечу ничего не сказано, а только то, что нужно с фонарем ходить.
Они отпустили его, сказав, что в фонаре должна быть свеча. На другой вечер его опять схватили без фонаря.
— Ты опять без фонаря? — заорали на него.
— Нет, говорит, вот фонарь.
— А свеча?
— Вот и свеча!
— А что ты не зажег?
— Не было сказано зажечь.

Читать эту книгу не так-то просто.
1️⃣Как и любые сказки/легенды/ народные песни, которые далеки от современного языка и изобилуют устаревшими понятиями и грамматическими формами.
2️⃣Но главное, поскольку мудрость мусульманская, здесь огромное количество турецких слов и понятий, в которых я не разбираюсь. Конечно, у нас есть замечательный словарь турцизмов, который мне помог (со словами типа jagluk, nefer, berber), но кое-что я не смогла перевести (там стоит ?). Кто специалист, подсказывайте.